14 января память святой матери святых детей — прп. Эмилии Кесарийской

Преподобная Эмилия Кесарийская подарила миру величайшее сокровище: пятеро из десяти ее детей причислены Церковью к лику святых. Имена трех сыновей хорошо известны всем православным христианам: святитель Василий Великий, архиепископ Кесарии Каппадокийской, святитель Григорий, епископ Нисский, и святитель Пётр, епископ Севастийский. Гораздо меньше знают о её святых дочерях — преподобной Макрине и праведной диаконисе Феозве, и совсем немного — о ней самой.

Святая Эмилия Кесарийская, преподобнаяВпрочем, это не удивительно: святая Эмилия старалась жить незаметно для окружающих, прежде всего заботясь о благочестии своей большой семьи — есть ведь и такой путь христианской святости…

Эмилия родилась приблизительно в 305 году в Малой Азии в городе Неокесария (сейчас это турецкий Никсар). Ее родители-христиане были лишены всего имущества и погибли во время гонений императора Лициния. Оставшись сиротой, Эмилия думала со временем принять монашество.

Она была очень красива, и многие мужчины в Неокесарии стали добиваться ее любви, и один, особо настойчивый, даже грозился выкрасть ее из дома. Тогда Эмилия решила найти жениха из христианской среды и получить защиту от «свободы» нравов.

Ее выбор пал на молодого адвоката и учителя риторики Василия, сына известных и уважаемых в Неокесарии христиан Макрины и Василия. Избранник покорил ее своей добротой и благородством — он и профессию адвоката выбрал для того, чтобы защищать несправедливо обиженных. А в лице матери мужа Эмилия обрела сестру по вере и великую наставницу.

Во время гонений императора Диоклетиана Макрина-старшая с мужем (они оба принадлежали к общине епископа Григория Неокесарийского) семь лет скрывались в Понтийских лесах: голодали, жили в шалашах, скитались, но не отреклись от Христа.

«О вере моей какое доказательство может быть яснее того, что воспитан я бабкою, блаженною женою, которая по происхождению ваша? Говорю о пламенной Макрине, от которой изучил я слова блаженнейшего Григория, которые и сама она сохранила, как дар предания, и на нас, еще малютках, напечатлевала, образуя нас догматами благочестия», — напишет о своей бабушке святой Василий Великий.

Эмилия вошла в эту семью, когда в Римской империи воцарился император Константин Великий, узаконивший христианство, и тяжкие испытания были позади.

Свою первую дочь Эмилия тоже назвала Макриной. В ночь перед родами ей приснился необычный сон: будто бы она держала на руках уже родившегося и запеленутого младенца, а к ней подошел старец величественного вида и трижды назвал малышку Феклой. Имя Феклы — подвижницы и ученицы апостола Павла — знали все христиане Малой Азии, оно прозвучало неспроста… Проснувшись, Эмилия с необычайной легкостью родила здоровую девочку.

В 330 году Эмилия родила сына, названного в честь деда и отца Василием. Затем родились Навкратий и дочь Феозва. Третьего сына назвали Григорием — в семье свято чтили память Григория Чудотворца, епископа Неокесарийского.

Эмилия могла позволить себе любых слуг и учителей, но сама занималась начальным образованием своих детей и определяла для них круг чтения. Вместо общепринятых сюжетов о жестокости или похождениях любвеобильных греческих богов — истории из Священного Писания, псалмы, рассказы о подвигах апостолов. И лишь потом, на окрепший ум, считала возможным понемногу прибавлять к этому что-нибудь из «эллинского».

Семья Василия теперь владела землями в трех провинциях (в Понте, Каппадокии и Малой Армении) и считалась одной из богатых в Неокесарии. Никто из новых родственников Эмилии не посещал театры, скачки и всевозможные праздные зрелища — то, без чего многие римляне не мыслили жизни. И уж тем более в семье не было принято такое обычное по отношению к детям рукоприкладство и телесные наказания. Это тоже была своего рода проповедь для окружающих — все видели плоды христианского воспитания.

Дети росли свободными и счастливыми, в атмосфере уважения и любви и, достигнув совершеннолетия, сами избирали свой жизненный путь.

Старшая дочь, Макрина, собралась выйти замуж и была уже помолвлена. Но внезапно ее жених заболел и скончался. На все уговоры найти другого избранника девушка отвечала: «Жених мой не умер, он только в отлучке; зачем же изменять ему?»

И родители не стали настаивать — Макрина повторила судьбу святой Феклы, которая тоже в юности отказалась от замужества и посвятила жизнь Богу.

Муж Эмилии, Василий, умер вскоре после рождения самого младшего из сыновей — Петра. Желая поддержать мать, Макрина взяла на себя многие заботы, и Петр (будущий святитель Петр Севастийский) фактически вырос у нее на руках.

По преданию, кроме Макрины и Феозвы, у Эмилии были еще три дочери, но история не сохранила их имен — скорее всего, они вышли замуж и жили в своих семьях. И только Макрина всю жизнь провела рядом с матерью. «Других детей, — говорила Эмилия, — носила я лишь некоторое время, а с Макриною не разлучалась никогда».

Старший из сыновей Эмилии, Василий, рано обнаружил способности к наукам и уехал учиться в Константинополь, а оттуда — в Афины, где изучал богословие, философию, геометрию, риторику, астрономию. Предполагалось, что он, как отец, станет адвокатом.

Но Василий избрал другое. Приняв Крещение, он отправился в пустыни Египта и Палестины, чтобы увидеть жизнь прославленных отцов-пустынников, а после чего устроил в одном из семейных имений свою монашескую общину.

Во время гонений императора Юлиана (Отступника) Василий вернулся в Неокесарию, где был рукоположен во пресвитера и стал служить в одной из городских церквей. Уже тогда братья — Григорий (ему не было еще тридцати) и юный Петр — помогали ему заниматься благотворительностью из семейных средств. Со временем все они станут епископами в разных городах Малой Азии, а их сестра Феозва — диаконисой церкви в Ниссе и верной помощницей Григорию.

К тому времени Эмилия уже не жила в Неокесарии. Покинув богатый дом и отпустив своих рабов, она с Макриной и несколькими верными слугами перебралась в уединенное имение на берегу реки Ирис в Понте. По сути, это был небольшой женский монастырь с построенным в фамильном поместье храмом в честь 40 мучеников Севастийских (они пострадали при Лицинии неподалеку от здешних мест, в городе Севастия).

Близкий друг Василия Великого Григорий Назианзин (Богослов) навестил его мать и сестру в их имении и увидел, что они питаются вместе со слугами, живут в таких же скромных кельях, не носят ни нарядов, ни украшений. Но больше всего его поразили внутренние перемены в этих удивительных женщинах: «Нельзя было уловить на них признака гнева, зависти, подозрения или ненависти. Они отбросили от себя всю светскую суету — желание отличия, известности, блеска. Наслаждение их заключалось в воздержании, слава в безвестности, богатство — в неимуществе, сила — в немощи; все мирское стряхнули они с себя, как пыль», — вспоминал святитель Григорий.

До­жив до пре­клон­ных лет, Еми­лия при­бли­зи­лась к кон­чине. Узнав, что она на­хо­дит­ся на смерт­ном од­ре, к ней в оби­тель при­шел ее млад­ший сын Петр и вме­сте со свя­той Мак­ри­ной стал уха­жи­вать за ма­те­рью во вре­мя её бо­лез­ни. При са­мом же раз­лу­че­нии с те­лом у по­сте­ли уми­ра­ю­щей с обе­их сто­рон си­де­ли Мак­ри­на и Петр и на­зы­ва­ли по име­нам осталь­ных бра­тьев и се­стер, а она всем, как со­кро­ви­ще, остав­ля­ла свое ма­те­рин­ское бла­го­сло­ве­ние. По­том, по­ло­жив од­ну ру­ку на Мак­ри­ну, а дру­гую на Пет­ра, она ска­за­ла, об­ра­тив­шись к Гос­по­ду:

– Те­бе, Гос­по­ди, от­даю на­ча­ток и де­ся­ти­ну от пло­дов мо­е­го чре­ва: на­ча­ток – эта пер­во­рож­ден­ная дочь, де­ся­ти­на – этот по­след­ний сын! Ты в Вет­хом За­ве­те по­ве­лел при­но­сить Те­бе на­ча­ток и де­ся­ти­ну пло­дов: пусть Те­бе бу­дут они бла­го­при­ят­ной жерт­вой и пусть сни­зой­дет на них Твоя свя­ты­ня!

С эти­ми сло­ва­ми она скон­ча­лась. Ей бы­ло то­гда 73 го­да. Эмилия умерла 8 мая 375 года и была похоронена в фамильном склепе возле церкви 40 мучеников. В последние минуты жизни возле неё были старшая из детей, Макрина, и младший Пётр. Она до последнего вздоха продолжала молиться за своих детей и всех благословила.

По церковному календарю память Эмилии Каппадокийской отмечают в один день с Василием Великим, старшим из сыновей — 14 января по новому стилю.

Икона, где святая Эмилия изображена в окружении пятерых детей, чемто похожа на тот «иконостас» из фотографий, что так любят устраивать в деревенских домах простые женщины, тоже чьи-то матери и сестры.

Святитель Григорий Назианский с восторгом написал о святой Эмилии: «Она подарила миру столько и таких светильников, сыновей и дочерей, брачных и безбрачных; она счастлива и плодовита как никто. Три славных священника, одна участница в тайнах священства и прочие — лик небожителей. Изумляюсь, какая это богатая семья Эмилии! Благочестивая кровь Эмилии — собственность Христа; таков корень! Превосходнейшая! Вот награда твоему благочестию: слава сыновей твоих, с которыми у тебя одни желания»…

(117)

Комментирование запрещено